пятница, 30 января 2015 г.

Дурак ты, Левиафан

[Осторожно, скорее всего содержит элементы сюжета, которые вам бы не хотелось узнать до просмотра]
 
Два главных события российского кинематографа конца прошлого года, наконец, добрались и до меня. Сначала не хотелось писать про "Левиафан" совсем. Он оказался слишком громким и назойливым для своего бледного содержания. Но, как бы мне того не хотелось, с "Дураком" его связывает всё же слишком много параллелей.
 
Творение Звягинцева, на мой взгляд, слишком пусто и серо для того огромного внимания, которое ему оказывают. Герои просто плывут по тому потоку помоев, в котором они привыкли жить, и никак не меняются. В картине нет совершенно никакого действия. Она до уныния статична и безыдейна. Мужик пьёт, барин бьёт, баба бегает налево. Всех всё, в целом, устраивает. Никто ни к чему не стремится, никому ничего не нужно. Сопереживать тоже некому. Можно было бы назвать антиутопией, если бы это слово не заняли так прочно ужасы о злых тоталитарных правительствах. А от убойной клюквы, типа иконок на "торпеде" и Круга, звучащего по радио, иногда аж скулы сводит.
 
"Дурак" же, хотя и говорит, на первый взгляд, ровно о том же, оказался произведением гораздо более ярким. Он не даёт забыть о том, что у человека всегда есть выбор, кем ему быть и как ему жить. Вне зависимости от того, что и кто его окружает. И пусть вокруг гниль и ворьё, ты всегда можешь попытаться что-то сделать и, быть может, остаться человеком. У Быкова фильм получился более живой, настоящий. Тут понимаешь, что хотя половина окружающих главного героя людей и твари, но они настоящие, они живые. У каждого находится своя вполне веская причина быть тем, кто он есть. И стали они такими отнюдь не вчера. И тут, хотя и не хочется давать слабины, всё равно понимаешь, что зачастую, даже у самой распоследней мрази есть причина и повод быть этой мразью. Каждый карабкался так, как мог, а в итоге оказался там, где оказался. Абсолютно искренне веришь в то, что происходит. А Дурак, хотя и рвёт и мечет за правду, так в итоге дураком и остаётся. И самое прискорбное, что ты понимаешь, почему он остаётся в дураках. Не мог не остаться. Всё просто и логично.

Так в чём сила, брат? В правде?

понедельник, 12 января 2015 г.

Жизнь пи

Я же всё-таки дочитал её, эту странную крохотную карманную книжку. Формат оказался и правда достаточно интересным, вполне жизнеспособным в рамках высокоподвижной жизни. Такси, маршрутки, автобусы, самолёты - книга всегда под рукой, можно выкраивать на чтение даже по нескольку свободных минут, внезапно выпавших между делами. Если, конечно, контекст в голове получится так быстро переключать:)

Что же относительно самого произведения,  то оно мне скорее не понравилось, чем понравилось. Общая задумка, конечно, интересная, но она всё равно не избавляет читателя от описательной тягомотины, которая занимает процентов восемдесят от всего объёма книги. "Я был маленьким небедным индийским мальчиком со странным именем, которое я получил благодаря деду (или отцу? Уже даже не помню)-пловцу - любителю французского языка. У моего отца был зоопарк, а я пытался стать адептом сразу трёх противоборствующих религий" - добрую треть книги можно вырезать и она не понесёт совершенно никаких сюжетных и смысловых потерь. Графомания в чистом виде.

Но вот глобальная идея подобного описания мальчиком его путешествия и встреченных невзгод - высший балл. Определённо, только ради одной этой идеи стоило написать книгу. Эпилог, честно говоря, очень сильно впечатлил. И вот эта идея и вытаскивает всю книгу (в целом, достаточно среднюю, как мне кажется) в первые ряды и даёт небольшое право советовать её к прочтению. Но только на один раз. Для второго прочтения, увы, уже не остаётся никаких подтекстов и вопросов, которые хотелось бы переосмыслить.

[6/10]